Наверх

ЗАКАЛЕННЫЕ «ДРУЖБОЙ»

Дата публикации: 26 Декабря 2014 Распечатать

В ОКТЯБРЕ ОАО «МН «ДРУЖБА» ОФИЦИАЛЬНО ОТМЕТИЛО ПОЛУВЕКОВОЙ ЮБИЛЕЙ. ПУСК КРУПНЕЙШЕЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ МАГИСТРАЛИ В 1964 ГОДУ СТАЛ ИТОГОМ ПЯТИ ЛЕТ САМООТВЕРЖЕННОГО ТРУДА ПРОЕКТИРОВЩИКОВ, СТРОИТЕЛЕЙ. О ТОМ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ, ВСПОМИНАЮТ ВЕТЕРАНЫ ОАО «ГИПРОТРУБОПРОВОД».

ВСЕ – НА ПРОЕКТ

Решение о прокладке международного нефтепрово­да было принято 18 декабря 1959 года на сессии Совета экономической взаимопомо­щи – межправительственной организации, объединявшей социалистические страны Восточной Европы. Государ­ственному институту по про­ектированию магистральных трубопроводов, нынешнему ОАО «Гипротрубопровод», по­требовалось всего несколько месяцев для выдачи чертежей трассы. Меньше чем через год, 10 декабря 1960 года, уже на­чалось строительство нефтя­ной магистрали.

Проектировщикам пред­стояло разработать систему, перекачивающую жидкие угле­водороды из мест добычи – Волжского нефтяного бас­сейна – в страны Восточной Европы. Только по территории Советского Союза протяжен­ность магистралей должна была составить более 3000 км, а с учетом отводов – более 5100 км. С нефтепроводными проектами подобной слож­ности и масштаба советская промышленность прежде не сталкивалась.

К проектированию объек­тов были привлечены практически все сотрудники института и его филиалов. Пона­чалу предполагалось, что они возьмут на себя свою, «совет­скую», часть нефтепровода: от начальной точки – НПС «Лопатино» – до государ­ственной границы СССР. Но практика показала, что и зарубежные участки надо курировать да во многом и дорабатывать советским про­ектировщикам – коллегам из соцстран зачастую не хватало опыта и знаний.

«ЖИЛ НА ТРАССЕ»

Главным инженером проекта основного участка маги­страли от НПС «Лопатино» до НПС «Унеча» был назна­чен Иван Москальков – спе­циалист, уже вписавший к тому времени немало ярких страниц в историю отечественного нефтепроводного транспорта. В институте он работал фактически с момента его основания, с 1939 года, за его плечами были уже такие крупные проекты, как нефте­проводы Уфа – Омск, Омск  – Новосибирск и нефтепродуктопроводы Уфа – Петропав­ловск, Куйбышев – Брянск.

Его коллеги, сотрудники института, которые вместе с Иваном Порфирьевичем созда­вали новую магистраль, очень высоко отзывались о его роли в строительстве нефтепровода. Неоднократно во многих вос­поминаниях отмечается, что он очень ответственно относился к разработке всех строитель­ных объектов, большое внима­ние уделял изысканиям, был предельно дотошен при выборе трасс трубопроводов.

По словам ветеранов инсти­тута, Москальков просто жил на трассе, практически все вре­мя проводя в командировках. Казалось, он был одновременно сразу на всех сложных участ­ках и объектах: вечером –в Лопатино, утром – уже в Мичуринске, а днем его видели среди строителей линейной части. Именно он сумел до­казать необходимость впервые в мировой практике применить трубы диаметром 1020 мм.

Специалисты, участвовав­шие в грандиозном строитель­стве, сегодня, как правило, вспоминают не кульманы, а поездки на поездах и автомо­билях, полеты на лайнерах, рассказывают о длительных напряженных командировках. Нет, кульманы, конечно, были, и большая часть инженеров-проектировщиков стояли именно за ними с уже забытым сегодня арсеналом инстру­ментов: логарифмической линейкой, тушью и рейсфеде­ром, калькой и коллодием. Но ветераны вспоминают не это, а именно постоянное движение, которого требовал авторский контроль за строительством объектов всего нефтепровода, порученный «Гипротрубо­проводу», и чувство огромной ответственности.

Вот как об этом расска­зывает Леонид Зайцев, в то время руководитель группы телемеханики и автоматики «Гипротрубопровода»:

– У нас был регулярный маршрут: я вылетал в Бугуль­му, из Бугульмы перебирался в Куйбышев, оттуда – в Орел, в Мичуринск, из Мичуринска – в Унечу, и так на про­тяжении десяти дней. Возвра­щался в Москву, «отдыхал» в институте неделю и опять отправлялся по тому же пути. Нужно было проверять, объяснять, показывать, что требу­ется сделать. Объемы строительства были большие, а квалифицированных специалистов-монтажников тогда не хватало.

ОТЦЫ И ДЕТИ

Однако никакие, даже самые добросовестные изы­скания, никакие, даже самые гениальные специалисты-проектировщики не в состоя­нии были предусмотреть все неожиданности, возникавшие в ходе реализации про­екта.

– Что греха таить, мы принимали нестандартные реше­ния, иногда не предусмотрен­ные проектами, – вспоминал не так давно Анатолий Андреев, участник той стройки, бывший главный инженер «Дружбы». – У меня были тетрадки с расчетами и от руки составленными чертежа­ми будущих объектов. Все вы­полнял в двух экземплярах – один отдавал специалистам в работу, а второй хранил как проектную документацию. Мы были молоды, стойко вы­носили нагоняи от начальства и часто действовали по своему усмотрению, стараясь сделать все возможное, чтобы система работала надежно.

Многие из строителей и проектировщиков, вдохнов­ленные позитивной и эмоци­ональной атмосферой «Друж­бы», успешно проявили себя в будущем, навсегда вписав свои имена в летопись нефте­проводной отрасли. Среди них и главный инженер проекта подводящего нефтепровода Альметьевск – Куйбышев Александр Виноградов, на­чальник технологического отдела «Гипротрубопровода» Андрей Жуков, начальник механического отдела Сергей Лепехин, начальник отдела вентиляции Вера Лосева, начальник электротехниче­ского отдела Алексей Кухов, главный специалист отдела ав­томатики Юлиан Дронговский и многие, многие другие, о которых не только невозмож­но рассказать, но даже просто перечислить все их имена в рамках журнальной статьи.

Кстати, инженерам-проек­тировщикам, которые приезжали на объекты, как пра­вило, было лет на десять, а то и двадцать больше, чем большинству строителей, чей средний возраст составлял 21 год. А главный инженер проекта Иван Москальков на этом фоне и вовсе выглядел человеком пожилым, уму­дренным опытом. Хотя, как рассказывают, его энергии и целеустремленности могли позавидовать и самые юные строители и специалисты. Многих из них ждали заслу­женные почести и награды, а коллектив института «Гипротрубопровод» в 1967 году наградят орденом Трудового Красного Знамени.

Но это потом. А тогда, в 1960-м, когда работы только разворачивались, строителям еще предстояло уложить 730 тыс. т. труб диаметром от 529 до 1020 мм, вынуть около 20 млн. т. грунта, воздвиг­нуть 30 насосных станций, пересечь Волгу, Оку, Днепр, Днестр, Дунай, Одер, Тиссу и многие-многие другие реки и речушки, а также 400 автомобильных дорог и более 120 железнодорожных путей.

НАЧАТЬ С КОНЦА И ПОПАСТЬ К МИНИСТРУ

«Дружба» – нефтепровод во многих отношениях необычный: вводить в строй его начинали с конца. Пока возводили объекты главной части маги­страли в Центральной России, на западных участках уже по­дали нефть в страны соцлагеря. Такой нестандартный подход был продиктован в первую очередь политическими моти­вами: СССР доказывал пре­имущества социалистической экономики.

Все эти нюансы приходи­лось учитывать проектировщи­кам на самых ранних стадиях формирования проекта. Много проблем возникало с примене­нием зарубежного оборудова­ния. Необходимое оборудова­ние: насосы, электродвигатели, распределительные устройства, регуляторы давления, устройства для телемеханики и автоматики предоставляли Италия, Венгрия, Чехослова­кия, Великобритания. В СССР аналогичных устройств на тот момент не производили.

Советская промышлен­ность еще переживала «после­военный синдром» – многое было в дефиците, например медь. Поэтому в отечествен­ной автоматике применялись исключительно алюминиевые кабели. Но зарубежные прибо­ры требовали медных наконеч­ников: алюминиевые попросту плавились. Инженеры-проек­тировщики строго обязывали монтажников допаивать алю­миниевую проводку медными наконечниками. Это серьезно затягивало монтажный цикл.

Подрядчики даже жалова­лись на это министру газо­вой промышленности СССР Алексею Кортунову. Авторам проекта пришлось объяснять министру, который часто бывал на объектах «Друж­бы», почему их требования обязательны к исполнению. Кортунов, ветеран Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, человек, привыкший к тому, что по­ставленные сверху задачи не обсуждаются, а цель выпол­нить и перевыполнить дости­гается любой ценой, хоть и продолжал торопить строите­лей, проектировщиков все же поддержал.

«СЮРПРИЗАМ» ВОПРЕКИ

Уникальность нефтепро­вода потребовала применения приборов, которые и в запад­ных странах тогда еще были в новинку. Неожиданный «сюрприз» преподнесло телемеханическое оборудование на полупроводниковых элемен­тах, которое по спецзаказу было изготовлено в Велико­британии. В ходе показатель­ного запуска на одной из НПС произошло ЧП – контрольные лампочки стали сигнализиро­вать об аварийной ситуации на всех объектах станции.

Была создана рабочая группа, которая выяснила, что в общем коробе, где проложены соединительные кабели под низким и средним напряже­нием, возникают серьезные помехи, которые и влияют на работу элементов системы. Специалистам рабочей группы пришлось разводить кабели и обеспечивать дополнительное заземление.

Но никакие «сюрпризы» не могли помешать прокладке международной магистрали. А темпы строительства «Друж­бы» поражают и сегодня. В год сдавалось по тысяче километров нефтепроводов, в строй вводилось по девять НПС. 26 декабря 1961 года насосная станция «Броды» приняла первую нефть, а через месяц с небольшим, 6 февраля 1962 года, первые тонны советского черного золота поступили в резервуары чехословацкой НПС «Будковце».

Успешно работающий и сегодня в ОАО «Гипротрубо­провод» Леонид Зайцев был активным участником тех исторических событий.

– Первой пусковой стан­цией на основной ветке была «Лопатино». Подготовка к опробованию насоса на воде напоминала работу военного штаба, – вспоминает он. – Все системы уже проверены на холостом ходу, но из-за опасений возможности сбоев у агрегатов, задвижек, венти­ляторов, на скребке – везде расставлены специалисты с рациями. И вот я получаю сообщение о том, что на все объекты подано напряжение, нажимаю кнопку пуска – и громадный агрегат в первый раз начинает вращаться под нагрузкой.

Тренировочный запуск был произведен успешно, и в скором времени по системе пошла нефть. Проектирование «Дружбы» в 60-х годах стало для «Гипротрубопровода» со­бытием, определившим вектор развития института на много лет вперед. Именно тогда были приняты и отработаны на практике многие решения, ко­торые впоследствии успешно применялись специалистами на других нефтепроводных объектах.

Читать полностью

Дмитрий Голиков

Трубопроводный транспорт нефти, № 12 за 2014 год