Наверх

Первопроходцы

Дата публикации: 28 Мая 2015 Распечатать

На трассе будущего нефтепровода-отвода ВСТО – Комсомольский нефтеперерабатывающий завод завершены изыскательские работы. На долю геодезистов, геологов и гидрологов выпала немалая ответственность: новую нитку предстоит тянуть по одной из самых труднодоступных территорий страны.

Проектирование нефтепровода – отвода трубопроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан на Комсомольский НПЗ началось в январе 2015 года. Первыми на трассу вышли инженеры-изыскатели АО «Гипротрубопровод. Всего же в полевых работах участвовали свыше 120 специалистов из Москвы и Тюмени (геологи, геофизики, топографы, экологи, гидрологи), были задействованы 24 буровые установки  и свыше 20 вспомогательных машин. Институт завершил изыскательские работы в строгом соответствии  с графиком, до наступления весенней распутицы.

ПО РАМСАРСКИМ УГОДЬЯМ

Отвод длиной 293 км пройдет от станции Джелюмкен до Комсомольска-­на-­Амуре по Амурскому, Солнечному и  Комсомольскому районам Хабаровского края. Он пересечет свыше 140 автодорог и около 150 водотоков, относящихся к бассейну Амура.

На первой трети маршрута трубу придется прокладывать по так называемым Рамсарским водно­болотным угодьям. Даже знаменитый исследователь Дальнего Востока Владимир Арсеньев со своим проводни­ком Дерсу Узала не рисковали отправляться в экспедиции по этим изменчивым местам: если какая-то из бесчисленных здешних рек течет тут в на­чале весны, то осенью ее русло обязательно уходит в сторону, а на следующий год можно не найти даже следов водно­го потока. «Самые большие болота планеты», – уверяют сотрудники Амурского филиала WWF России. «Непроходимые топи», – вторят им дальнево­сточные географы и историки. Но изыскатели сумели по ним пройти.

Традиционно исследования грунта в подобных районах ведутся в зимнее время. Обычно в Хабаровском крае морозы стоят до самого мая, однако нынешняя зима оказалась очень теплой и снежной. Нашей творческой группе удалось добраться до места, где идут работы, в короткий перерыв между снегопадами.

Распутица. Зимники едва выдерживают тяжелую технику. Изыскатели торопятся: пока на левом берегу Амура не начали таять болота, нужно завершить комплексные изыскания, подготовить площадки под нефтеперекачивающие станции, вывезти спецтехнику на Большую землю.

Товарная станция Джелюмкен в сотне километров от Хабаровска – одна из ключевых точек, откуда по железной дороге на объекты завозят трубы, оборудование и сыпучие материалы. Именно около Джелюмкена находится самый северный в крае участок второй очереди магистрального нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан. От этого места кратчайший путь к Городу юности. По марям, старицам и торфяным болотам вдоль железной дороги…

Рекордно снежная зима доставила изыскателям массу проблем. Едва пробитую в сугробах трассу без конца засыпает снегом, работающие в полях бригады рискуют остаться без подвоза провианта, а то и вовсе не дождаться смены.

До ближайшей группировки техники доезжаем с трудом, преодолевая снежные заносы и едва не заблудившись по причине слабой мобильной связи.

БЕСЕДА У ФОНТАНА

Работа на бескрайних снежных просторах не прекращается ни на минуту. Изыскатели изучают геологическое строение грунтов и их несущую способность, ведут геофизическую съемку местности, проводят гидрологические работы и экологиче-ский мониторинг. Гусеничные буровые машины делают в грунте, точнее в замерзшем болоте, прокол за проколом, а затем совершают марш-бросок на новое место.

 

– Пробы грунта берем через каждые сто метров, – объясняет инженер-геолог московского филиала «Инженерные изыскания» АО «Гипротрубопровод» Ярослав Леднев. – Бурильные агрегаты, как видите, установлены на вездеходы. На линейной части делают скважины глубиной пять метров и отбирают пробы через каждые два метра бурения. Если геологический состав грунта меняется, количество проб может быть и больше.

Во время беседы неожиданно для нас в месте прокола из-под снега вырывается фонтан грязной болотной жижи.

– Ничего удивительного, – успокаивает корреспондентов ведущий геолог «Инженерных изысканий» Роман Юханков. – Зима нынче теплая, болота местами не промерзли. Водоносные слои порой фонтанируют. А в целом тут только торф и суглинки – сюрпризов нет. Летом техника явно не пройдет. Скорее всего, работы в этих районах придется вести исключительно зимой.

На нашем участке изъятые из бура пробы грунта – небольшие цилиндры по килограмму каждый – действительно состоят из торфа и осадочных пород, геологи видят это с первого взгляда. Тем не менее все образцы аккуратно упаковываются и нумеруются для лабораторных исследований. На основе полученных данных и будет определен точный маршрут прокладки трубопровода. Но уже сейчас понятно, что применять придется несколько методик: в районе проектируемой трассы целый букет всевозможных геологических и гидрогеологических условий.

– На плоских водоразделах и в речных долинах из¬за от¬сутствия стока воды и двух па-водков в году земли заболочены либо подтоплены, – поясняет начальник отдела сопровождения проектов АО «Гипротрубопровод» Юрий Ким. – В верхних слоях почвы – глинистые грунты с низкой фильтраци¬онной способностью. К этому добавим овражно-балочную эрозию. А около Комсомольска-на-Амуре начинаются скальные грунты, причем на большой протяженности трассы. Значит, для разработки траншеи понадобятся взрывные работы. Пересекаемые водотоки планируется проходить траншейным методом, а чтобы исключить размывы, проведем берегоукрепительные мероприятия.

КРИЗИСУ – ТРУБА

Через час пути добираемся до следующей точки, где будет построена ГНПС № 1, первая из трех нефтеперекачивающих станций проектируемого отвода. Они будут не такими мощными, как на ВСТО, но тем не менее должны обеспечить прокачку на Комсомольский НПЗ до 8 млн. т нефти в год.

Здесь с площадки удаляют растения, выравнивают ее. Валочная машина, словно однорукий робот, аккуратно вынимает из земли березы, дубы и лиственницы, очищает стволы от веток, укладывая их в сторонке. Нам поясняют: площадки под НПС, пожалуй, единственные места на трассе, где приходится рубить деревья. На это получены все необходимые разрешения. Кстати, каждое срубленное дерево остается собственностью государства. Если предприятие хочет использовать его, скажем, под лежневку, придется выкупать за деньги.

После строительства отвода Комсомольский НПЗ получит более дешевую нефть, а Хабаровский край – инвестиции, дополнительную инфраструктуру, новые рабочие места и заказы для местных предприятий. Кстати, знающие себе цену местные специалисты уже торопятся заявить о себе, направляют в компанию резюме. И правильно делают. Времени на раздумья нет.

Читать полностью

Трубопроводный транспорт нефти - Дальний Восток, № 5 за 2015 год