Наверх

Трубопроводы быстрого развертывания

Дата публикации: 15 Сентября 2015 Распечатать

Вторая мировая война в корне изменила отношение к топливным ресурсам. Их распределение кардинальным образом влияло на результаты боевых действий. Способы мобильных поставок ГСМ искали в то время армейские штабы разных стран мира. Между тем испытания сборно-разборных систем транспорта нефтепродуктов проводились в СССР специалистами Главнефтеснаба еще в тридцатых годах. А на всех этапах военного противостояния на передовых позициях в отрасли оставались сотрудники треста «Нефтепроводпроект».

Они разрабатывали проекты новых магистралей, восстановления разрушенных нефтебаз, развития инфраструктуры. На освобожденных территориях, в промышленных центрах, отбитых у врага, оперативно изучали промышленно-производственную ситуацию и принимали необходимые меры для создания объектов, обеспечивающих эффективную переброску нефтепродуктов.

ПРАКТИКА ХАСАНА

Уже первые дни войны показали, что развитию трубопроводного транспорта нефте­продуктов как в плане обороноспособности страны, так и в народном хозяйстве власти не уделяли должного внима­ния. Бесстрастная статистика свидетельствует, что в дово­енном 1940 году на транспорт горючего по железной дороге приходилось 40% (14,5 млн. т), на автомобильный — 39,5% (14,3 млн. т), морской — 12,7% (4,6 млн. т), речной — 7,2% (2,6 млн. т), а на стационарный трубопроводный — всего лишь 0,6% (0,2 млн. т).

Значительная часть ГСМ в качестве мобилизационного резерва была сосредоточена перед войной у западных гра­ниц Советского Союза. Един­ственным видом транспорта, который практически мог бы осуществить переброску этих запасов вглубь страны, был же­лезнодорожный. Но из-за его перегруженности и налетов немецкой авиации большую часть горючего пришлось оставить противнику. При наличии же действующих или мобильных сборно-разборных продуктопроводов нефтепродукты могли быть эвакуированы.

Не лучшим образом обстоя­ли дела с поставками горючего фронту. В начальный период войны по различным причинам железнодорожные составы двигались медленно, простаивая на узловых станциях по 12 — 15 суток, отдельные из них от пунктов отгрузки до фронта доходили лишь через 30 — 40 суток. Из-за встречных перевозок возникали ситуации, когда одновременно простаивали около 8,5 тыс. железнодорожных цистерн с горючим.

А ведь еще в декабре 1933 года по заказу Управления снабжения горючими и смазочными материалами РККА советские инженеры-нефтепроводчики разработали первый в мировой военной истории проект полевого сборно-разборного магистрального трубопровода. Он мог перебро­сить 350 т топлива в сутки на 100 км. Заказ на его изготовле­ние промышленность получила в 1934 году, однако выполне­нию помешал ряд трудностей, в том числе недостаток финансовых средств и отсутствие налаженной технологии производства труб.

В 1935 году в Армавире при участии специалистов Главнефтеснаба, инженеров Шинберга и Хромова, а также их подчиненных — будущих сотрудников треста «Нефтепроводпроект» были проведены испытания двухкиломе­трового сборно-разборного трубопровода из облегченных тонкостенных труб на спе­циальных муфтах, которые подтвердили возможность его использования в военно-поле­вых условиях. В предвоенные годы инженеры неоднократно выходили с предложениями к руководству страны о необ­ходимости создания специ­альных военных подразделе­ний, которые бы занимались транспортом нефтепродуктов в боевых условиях.

Здравые идеи специалистов подтверждала военная практи­ка. Опыт обеспечения горючим войск во время боев у озера Хасан в 1938 году и у реки Халхин-Гол в 1939-м свиде­тельствовал о необходимости создания и оснащения воору­женных сил новыми мощными средствами доставки топлива в больших объемах на значи­тельные расстояния. Вопрос о реализации проекта отече­ственного сборно-разборного магистрального трубопровода неоднократно рассматривал­ся на самом верху советской вертикали власти. Однако нерасторопность государствен­ной машины тех лет так и не позволила осуществить проект вовремя. Его подготовили к маю 1941 года, но начавшаяся Великая Отечественная война поставила перед инженерами другие срочные задачи.

К сожалению, к началу войны Красная армия так и не получила в свое распоряжение полевые магистральные трубо­проводы. На вооружении на­ходилось лишь незначительное количество сборно-разборных трубопроводов протяженно­стью 1,5 км, хорошо зарекомендовавших себя в финскую кампанию при перевалке нефтепродуктов из железно­дорожных емкостей в полевые резервуары. Эти небольшие по протяженности и быстромонтируемые трубопроводы могли быть использованы для пересечения некрупных рек. Впервые такая конструкция диаметром 75 мм была проло­жена через реку Суйфун в 1937 году во время учений для снабжения Особой Дальневосточной Красной армии.

НА ПОПЛАВКАХ...

Принятые на вооружение в 1939 году, несколько изме­ненные в 1944-м, полуторакилометровые военно-полевые трубопроводы прокладывались бойцами Красной армии в ходе Великой Отечественной через реки Волхов, Оку, Онегу, Дон, Днепр, Вислу и Дунай. Они представляли собой сборно-разборные системы, состояв­шие из стальных труб длиной 6 м, соединенных между собой быстроразъемными муфта­ми. В комплект включалась запорная арматура, гибкие резиновые рукава и раздаточ­ные гребенки. Они оснащались также бензоперекачивающими станциями, бензомотопомпами и стальными горизонтальными резервуарами.

Когда весной 1942 года части 61-й армии Брянского фронта, находившиеся за Окой, остались без горючего, службы снабжения проложили через реку сборно-разборный трубопровод диаметром 75 мм. Для подводной его части были использованы обычные рези­нотканевые рукава. Тогда же на одном из участков Ленин­градского фронта была про­тянута трубопроводная линия через Волхов. Для обеспечения движения речных барж по реке и в целях маскировки подводная часть трубопровода была притоплена на глубину 4 м. Эта часть крепилась к деревянным поплавкам, каж­дый из которых удерживался на заданной глубине тросом с грузом. Подача горючего с левого берега на правый осу­ществлялась по трубопроводу самотеком, за счет использова­ния разности в высоте берегов, доходящей до 17 м.

Осенью 1942 года под постоянными вражескими бом­бежками из района Владимир­ская Пристань по дну Волги в Сталинград был проложен сборный трубопровод, кото­рый обеспечил бесперебой­ную поставку топлива частям Сталинградского фронта. С освобождением Северно­го Кавказа в 1943 году остро встал вопрос о поставках ГСМ войскам Южного и Юго-Запад­ного фронтов. Мост через Дон был разрушен, топливо прихо­дилось перевозить окружным путем через Каспийское море. Проложенный в марте через Дон трубопровод диаметром 100 мм стал как бы продолже­нием железной дороги, обес­печивая ежесуточную подачу с левого на правый берег реки около 700 т горючего.

Зимой 1945 года для обеспе­чения горючим наступающих за Вислой войск 2-го Белорус­ского фронта службой снабже­ния горючим были развернуты две линии сборно-разборного трубопровода через Вислу в районах Фордона и Грауденца. По этим веткам за короткое время было подано с восточного на западный берег Вислы 5,5 тыс. т горючего. В ходе зим­него наступления войска 3-го Украинского фронта форсировали Дунай, мосты через кото­рый тоже были взорваны отступающим противником. Подвоз горючего железнодорожным и автомобильным транспортом исключался, в то время как стремительное наступление войск требовало немедленной подачи топлива. Задача была решена путем прокладки типо­вого сборно-разборного трубо­провода по льду замерзшей реки. Он протянулся на 900 м, перекачивая топливо при помо­щи насоса непосредственно из железнодорожных цистерн.

Одновременно с эксплуатацией трубопровода, проложенного по льду, силами ремонтной мастерской и складов горючего 3-го Украинского фронта строился второй трубопровод, который прокладывался по оставшимся опорам разрушен­ного железнодорожного моста. Длиной 1120 м и диаметром 100 мм, он был подвешен на тросах к опорам. На сохранившихся частях взорванного моста установили деревянные мачты высотой 7 м с вращающимися металлическими ро­ликами на их вершинах. Через них был перекинут стальной трос, конец которого на левом берегу прикрепили к опоре на­мертво, а на правом берегу к балансиру-противовесу.

Собранный трубопровод перекатывался по тросу с одного берега на другой. Стрела прогиба троса регулировалась балансиром-противовесом. После того как наступила оттепель, перекачка по льду стала невозможной, и тогда переброска горючего началась по второй линии. Почти весь январь 1945 года перекачка через Дунай осуществлялась по трубопроводу, что в значи­тельной степени освободило автотранспорт и позволило использовать на правом берегу железную дорогу для подачи горючего войскам.

РЕЗЕРВУАРЫ ВТОРОГО ФРОНТА

Ведущие позиции в раз­работке и масштабном исполь­зовании сборно-разборных магистральных трубопроводов военного назначения заняли в то время Соединенные Штаты Америки. Вместе с союзни­ками по антигитлеровской коалиции они использовали трубы диаметром 100 и 150 мм. Как правило, такие временные системы создавались на не обо­рудованных в транспортном отношении театрах военных действий, к примеру в Се­верной Африке и Индокитае. Но даже в Западной Европе и Италии, где существовала до­статочно развитая сеть путей сообщения, войска союзников предпочитали полевые трубо­проводы ввиду их технико-эко­номических преимуществ по сравнению с автомобильным и железнодорожным транс­портом.

Кроме того, трубопроводы — малоуязвимая цель для авиации противника. По некоторым данным, разрыв бомбы весом до 45 кг даже на расстоянии 1,2 м от трассы не вызывает повреждения системы. Сбор­ные трубопроводы, имеющие шарнирные соединения, лучше сопротивляются воздействию воздушной волны при разрывах, чем жесткие сварные. Да и сам ущерб, который может быть нанесен транспортной системе в результате дивер­сии или случайного прямого попадания авиабомбы, может заключаться лишь в повреж­дении нескольких звеньев, что легко устраняется, в то время как попадание бомб или снарядов в автоколонны или в железнодорожные составы приносит куда более значитель­ные потери, в первую очередь человеческие.

К августу 1945 года в вой­сках союзников СССР по антигитлеровской коалиции находилось в эксплуатации около 17,5 тыс. км сборно-разборных трубопроводов, при этом более половины из них имели диаметр 150 мм. По ним подавалось порядка 70% всего горючего, расходуемого вооруженными силами. Сразу после вступления США в войну на инженерные войска была воз­ложена задача по проектиро­ванию, хранению и доставке всего оборудования и материалов, необходимых для снабже­ния армии, а также строитель­ство и эксплуатация подводных трубопроводов, укладываемых для транспортировки горючего с судна на берег в условиях отсутствия причальных устройств.

Надо отметить, что непо­средственно разработкой этих систем американские инже­неры занялись лишь в конце 1941 года, когда всерьез озабо­тились проблемами снабжения военных частей топливом. На военной базе в Клейборне был создан центр по подготовке военных специалистов для проектирования и эксплуатации трубопроводных систем. Для того в центре было сооружено около 50 км тренировочных трубопроводов диаметром 100—150 мм, и туда привлека­лись специалисты нефтяной промышленности. Обучение личного состава происходило круглосуточно в течение двух месяцев, ночью — при полевом электрическом освещении, с максимальным приближением к боевой обстановке, с услов­ными «диверсиями», обнаруже­нием и ликвидацией повреж­дений.

Используемые союзными войсками трубы имели не­большой вес, 40 — 45 кг, что обеспечивало их транспорта­бельность и легкость монтажа. Их можно было перевозить на автомобилях, прицепах и кон­ных повозках далее в условиях бездорожья. Составной частью транспортной системы явля­лись сборные стальные резер­вуары, монтируемые на болтах, емкостью от 16 до 1600 м3. Они доставлялись к местам боевых действий в разобранном виде в упаковочных ящиках. Резервуары большего объема монтиро­вались в портовых пунктах, где и осуществлялась перевалка нефтепродуктов с морских судов.

В СЧЕТ ПОБЕДНЫХ РЕПАРАЦИЙ

В сентябре 1944 года молодой инженер треста «Нефтепроводпроект» Михаил Фокин, всего год назад защитивший диплом в Московском нефтяном институте по теме «Раз­борный трубопровод для снаб­жения горючим фронтовых частей», был командирован в районы румынских городов Плоешти, Бузэу и Галац. Он находился в составе группы от Управления снабжения горючим Красной армии. Его задачей было изучение возможности подачи топлива наступающим фронтам.

В помощь молодому ин­женеру были направлены и другие сотрудники треста, поскольку в соответствии с постановлением Государствен­ного комитета обороны от 28 октября 1944 года было соз­дано Управление по использо­ванию нефтепродуктов в Румынии. Его возглавил заместитель начальника УСГ Красной армии полковник Семен Бланк, в прошлом работ­ник Главнефтеснаба СССР. В сентябре 1944 года были сформированы четыре бата­льона для перекачки горючего по трубопроводу и батальон охраны, а в октябре состоялась их передислокация в Румынию. На берегах Дуная на террито­рии нефтебазы специальной бригадой военных строителей было развернуто строительство нового резервуарного парка.

Это был первый опыт организации подразделений по строительству и эксплуатации сборно-разборного магистраль­ного трубопровода, который должен был соединить румын­ский Плоешти и советский Рени. Капитулировавшая Румыния начала выплачивать репарации углеводородами, которые должны были перерабатываться на украинских за­водах и направляться в войска. В начале осени 1944 года Миха­ил Фокин занимался приемкой иностранного оборудования в украинском Рени, параллельно создавая на местной нефтебазе мастерскую по строительству металлических резервуаров.

Прокладке трубопровода предшествовали рекогносци­ровочные работы, имевшие целью определить предварительное направление трассы трубопровода. Материалы разведки были положены в основу гидравлического рас­чета системы, для определения количества и мест расположе­ния насосных станций. В зави­симости от профиля трассы их было решено размещать через 10—11 км. На линии трубопро­вода, в местах его подъема на возвышенности, были установ­лены обратные клапаны для автоматического перекрытия в случае разрыва или повреждения труб, а на склонах возвы­шенностей  автоматические регуляторы давления для его выравнивания.

Прокладка и эксплуатация трубопровода осуществлялись двумя сформированными для этой цели батальонами числен­ностью 385 человек каждый, которые несли одновременно охранную службу. Уже в конце декабря развернутый полевой магистральный трубопровод Плоешти — Рени протяженностью 225 км принял светлые нефтепродукты. Танкерами и по железной дороге горючее из Рени доставлялось войскам 2-го и 3-го Украинских фрон­тов, Черноморскому флоту и Дунайской флотилии. Про­изводительность перекачки составляла 40 кубометров в час, а всего по трубопроводу за время его существования было подано около 610 тыс. т горю­чего. Трубопровод обеспечивал войска и народное хозяйство топливом до конца войны и не­которое время после нее.

Дмитрий Голиков,
главный специалист отдела научно-технической информации АО «Гипротрубопровод»

Читать полностью

 

Трубопроводный транспорт нефти, № 9 за 2015 год